Главные новости дня / Расследования / Несогласные: дело Андрея Силякова

Несогласные: дело Андрея Силякова

Хищения в Росрезерве

В конце февраля 2011 года Нижегородский областной суд вынес обвинительный приговор бывшему сотруднику Росрезерва Силякову Андрею по обвинению в двух эпизодах мошенничества в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ).

Рядовому чиновнику удалось, по версии следствия, сделать то, о чем не могли даже мечтать иностранные разведки – путем обмана совершить хищение четырех самолетов МиГ-31 и, в довесок, 35 800 тонн топочного мазута.

Обман, по версии следствия, заключался в том, что Силяков один единственный знал и при этом никому не сказал, что действительно было заложено в Росрезерве на ответственное хранение, тем самым введя в заблуждение руководителей Росрезерва, членов комиссии отвечающих за выпуск материальных ценностей.

Факт хищения был подтверждён тем, что «в результате вышеуказанных действий Силякова материальные ценности были похищены из собственности РФ, поскольку выбыли из собственности РФ по цене не соответствующей действительности» (из приговора суда).

Приговор был вынесен заочно, т.к. Силяков на его оглашение не пришел и был объявлен в международный розыск. 05 мая 2011 года приговор вступил в законную силу и на этом, казалось бы, можно было поставить точку, но….

Уверенные в невиновности обвиняемого и несогласные с приговором близкие, в частности его супруга Татьяна Силякова, совместно с адвокатами и друзьями мужа продолжали собирать документы и доказательства того, что громкое уголовное дело было сфальсифицировано.

— Первый эпизод обвинения – хищение мазута. В чем суть обвинения, и с чем Вы не согласны?

— Относительно первого эпизода – Силяков А. В. был обвинен в совершении мошенничества в особо крупном размере, которое выразилось в хищении мазута путем обмана, с использованием служебного положения.

Обман состоял в том, что Силяков А.В. при разбронировании мазута (35 800 тонн) довел до сведения комиссии Росрезерва информацию, что выпускаемый мазут не соответствует ГОСТ10585-99, тем самым введя в заблуждение членов комиссии и руководителей о истинном качестве мазута.

По мнению предварительного следствия, выпускаемый мазут самого высокого качества (соответствовал ГОСТ 10585-99) и должен был продан на сумму 396 055 400 рублей, то есть в результате обмана государству был причинен ущерб, так как указанный мазут был выпущен по заведомо заниженной цене.

Фактические обстоятельства дела таковы, что мазут не был похищен, а был выпущен через конкурсную процедуру в полном соответствии с федеральным законодательством, что подтверждается проверкой генеральной прокуратуры и отражено в приговоре. Бюджет РФ от продажи мазута получил 81 266 000 рублей.

В действительности, вопрос о соответствии выпущенного мазута государственным стандартам – это ключевой вопрос в предъявленном обвинении по эпизоду с мазутом и решение этого вопроса непосредственно влияло на виновность или не виновность моего мужа.

Я не согласна с предъявленным Андрею обвинением. Фактически события преступления не было и как следствие к уголовной ответственности был привлечен заведомо невиновный человек. Мой муж никого в заблуждение не вводил, выпускаемый мазут был действительно плохого качества.

Об этом и было доложено руководству и членам комиссии. Это утверждение не голословно, показания зафиксированы в протоколах допросов и в приговоре, а также нашло свое подтверждение и основывается на собранных мной новых документах.

Мой муж говорил правду, что в действительности выпускаемый мазут был ненадлежащего качества (не соответствовал ГОСТ 10585-99). Получены заключения специалистов, официальные ответы Росстандарта, выписка из «Журнала регистрации поступлений мазута на «Автозаводскую ТЭЦ» (весна-лето 2008 года) в которой отражены физико-химические показатели мазута, закупаемого и хранящегося в резервуарах Автозаводской ТЭЦ подлежащего выпуску.

Согласно полученным документам по физико-химическим показателям мазут, подлежащий выпуску, не соответствовал требованиям ГОСТ 10585-99.

Например, согласно результатам проб, на 28.07.2008, 29.07.2008, 30.07.2008 года указанным в журнале регистрации поступлений мазута на «Автозаводскую ТЭЦ» взятым из резервуаров по показателю массовая доля воды фактически доходил до 48% при норме 1%, по показателю температура застывания фактически доходил до 66% при норме не должен превышать 25%, по показателю массовая доля механических примесей фактически доходил до 8,43% при норме 1%.

Поэтому говорить о качестве не приходится, соответственно и цена этого ТУшного мазута на порядок будет ниже, отличаться от мазута в соответствии ГОСТ.

Из полученных ответов Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Росстандарта), следует: «…В соответствии с ФЗ «О техническом регулировании» от 27.12.2002 № 184 установлено добровольное применение стандартов. В то же время, факт применения национального стандарта означает, что должны соблюдаться все его требования. В РФ на момент выпуска мазута действовал ГОСТ 10585-99 «Топливо нефтяное. Мазут. Технические условия.». На основании п.4.3 ГОСТ 10585-99 по физико-химическим показателям мазут должен соответствовать требованиям, указанным в таблице 1.

Несоответствие мазута, выпускаемого по ГОСТ 10585-99, требованиям данного стандарта хотя бы по одному показателю означает несоответствие продукции данному стандарту.» Например, данным стандартом установлена норма по показателю «Массовая доля воды» не более 1%. То есть если данный показатель превышен (более 1%) — это показатель несоответствия ГОСТ.

— Вы утверждаете, что отсутствует даже событие преступления. Зачем нужно было придумывать преступление и фальсифицировать доказательства. Как Вы думаете, кому это было выгодно?

— На самом деле не важно, какая выгода или какие мотивы были у следствия при фальсификации доказательств, т.к. они не имеют правового значения. Важен факт того, что преступления против правосудия по ст. ст. 303 и 307 УК РФ совершены и имеются документально подтвержденные доказательства.

Я могу лишь предполагать, что мотивов могло быть несколько – от корыстной заинтересованности с целью получения материальных выгод или карьерного роста, сокрытия другого преступления до банального указания сверху. Мне кажется, что не последней целью было желание прикрыть хищение бюджетных средств.

В соответствии с законодательством, ответственность за сохранность мазута возложена на ответхранителя, т.е. ОАО ГАЗ (ООО Автозаводская ТЭЦ), которая в случае признания порчи государственного имущества (которая по факту является хищением бюджетных средств) обязана будет возместить ущерб и заплатить штрафы, а денежные средства на это у нее имеются.

Более того, на освежение (надлежащее хранение) материальных ценностей выделялись средства из гос. бюджета. Из собранных документов видно, что закупался и смешивался мазут разного качества вплоть до флотского, что недопустимо.

Мой муж доложил руководству Росрезерва и членам комиссии, в которую входил также и сотрудник ФСБ Коротков, что мазут не соответствует ГОСТ. Почему было принято решение выпускать мазут, а не остановить сделку и предъявить штрафные санкции, я не знаю, есть с кого спросить.

Также мне известно, что одновременно выпуск мазута Росрезерва с аналогичными качественными характеристиками осуществлялся еще с пяти ТЭЦ округа (Казанская ТЭЦ-3, Заинская ГРЭС, Наб-Челнинская ТЭЦ, Нижнекамская ТЭЦ-1, Нижнекамская ТЭЦ-2) по цене 1000 руб. за тонну. По этому факту СК РФ проводилась доследственная проверка и опрашивался мой муж.

Насколько мне известно к уголовной ответственности никто не был привлечен, хотя по логике следствия ущерб от этих сделок должен быть еще больше.

— Как Вам пришла мысль о том, что уголовное дело в отношении Вашего мужа было сфальсифицировано и что Вами было сделано, чтобы собрать доказательства фальсификации? Вы их специально собирали?

— Подобный вопрос мне уже был задан прокурором области на личном приеме. Отвечу –нет, специально ничего не делала. Просто пользовалась своими правами.

Когда Андрея арестовали и ему предъявили обвинение в мошенничестве, да еще по такому, на мой взгляд, абсурдному обвинению, я была в шоке. Как и все, впервые столкнувшиеся с правоохранительной машиной нашего государства, я думала, что люди, поставленные на защиту закона, разберутся во всем и поймут, что это недоразумение и разрешат все в рамках закона.

Шутка про то, что был бы человек, а статья найдется, мной никогда всерьёз не воспринималась. На протяжении следствия муж не признавал себя виновным, утверждал, что никого не обманывал, а самое главное не понимал и не знал, каким образом защитить свои права от творящегося произвола.

Чем больше муж рассказывал мне, как идет следствие, а впоследствии как ведет себя судья на процессе, я стала понимать, что добром это не закончится.

Свидетелей на судебные заседания приводили без направления повесток под конвоем сотрудников ФСБ, тем самым оказывая на них давление. Об этом была написана жалоба в судебную коллегию Верховного суда, но она была рассмотрена только благодаря настойчивости заявителя спустя полтора года и после вступления приговора в законную силу, так как была попросту скрыта и не направлена председательствующим судьей в установленные законом сроки в Верховный суд.

Время на защиту было упущено не в последнюю очередь из-за равнодушной позиции адвоката. Решения следователя не обжаловались, рецензии на проведенные экспертизы не были получены, специалистов, которые могли опровергнуть версию следствия даже и не пытались искать.

Протокол судебных заседаний не запрашивался, материалы уголовного дела при поступлении в суд не запрашивались и не проверялись. Все шло по плану, по накатанной.

В течении всего процесса муж был в курсе, когда и как будут назначаться заседания, что будет на них происходить, какие будут приняты судьей решения, в том числе о переносе заседаний до их оглашения.

За две недели до приговора мы уже знали, какой будет вынесен приговор 25.02.2011года, что говорит о том, как «свободен и независим» был судья на нашем процессе. За то, что мой муж не явился на оглашение приговора срок был увеличен до 11 лет и в приговоре незаконно были ущемлены и мои права, что в последующем было предметом рассмотрения, подтвердилось и было исключено из приговора в Верховном суде.

Обо всем этом моему мужу сообщали сотрудники ФСБ, с которыми он был знаком до возбуждения уголовного дела и общался в том числе в рамках должностных полномочий.

Это не мои голословные обвинения, у меня на руках имеется письменное обращение моего мужа к суду на прениях, это и открытое письмо (последнее слово), которое он прислал в суд на заседание 25.02.2011года, жалоба свидетеля в ВС РФ и соответствующие решения судов апелляционной и кассационной инстанций о признании указанных в жалобах нарушений и др. документы.

После приговора я стала изучать материалы уголовного дела по фотокопиям, изготовленным моим мужем, а также сопоставлять факты, указанные в полученных документах.

В 2012году мной первый раз были запрошены материалы уголовного дела в областном суде в рамках гражданского дела, в котором я участвовала, как представитель ответчика (Силякова) по доверенности.

Гражданский процесс был недолог, все претензии Росрезерва (истца) были удовлетворены с ссылкой на приюдициальность приговора. Ходатайства, в том числе о назначение повторной экспертизы, были председательствующим судьей отклонены.

Уведомление, что экспертизы проведены с нарушением ст. 307 УК РФ с признаками фальсификации доказательств не рассмотрено.

ПТУ Росрезерва в уголовном процессе заявляло гражданский иск на 1 320 755 500,4 рублей. В гражданский процесс управление Росрезерва вышло уже с требованием о взыскании ущерба 314 789 400 рублей, самостоятельно изменив сумму иска.

Таким образом, Росрезерв признал отсутствие ущерба по второму эпизоду (самолеты) в 1 005 966 100,4 рублей. Из решения суда по гражданским искам: «В результате действий Силякова А.В. РФ в лице Управлению Федерального агентства по государственным резервам по ПФО были причинены убытки в виде упущенной выгоды в размере 314 789 400 рублей.»

При вынесении решения никого не смутило то обстоятельство, что реальный ущерб не был установлен ни на предварительном, ни на судебных следствиях, а также тот факт, что мой муж являлся сотрудником Росрезерва и с ним был заключен договор в рамках трудового законодательства по которому в соответствии ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой, действенный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат.

Позже нам понадобилось время, чтобы оценка 2009 года, полученная ФСБ на основании которой было принято решение в гражданском процессе и удовлетворены иски, положенная в основу обвинения была проверена в соответствии с действующем законодательством НП «СМАОс» (Саморегулируемая межрегиональная ассоциация оценщиков).

По результатам проверки нарушения законодательства РФ со стороны оценщиков были подтверждены. Соответственно ст. 55 ГПК РФ, ч. 2 ст. 50 Конституции РФ данный отчет 2009года, является доказательством, полученным с нарушением закона, не имеет юридической силы, не может быть положен в основу решений суда, а, следовательно, не подлежит применению для исчисления ущерба.

Но данное обстоятельство не послужило основанием для пересмотра и отмены решения первой инстанции в гражданском процессе, о чем имеется на руках Апелляционное постановление областного суда Нижегородской области. Вот так у нас соблюдаются действующие законы.

При изучении материалов дела в областном суде по уголовному делу в отношении Силякова мной было установлено, что сотрудниками УФСБ по Нижегородской области в рамках доследственной проверки были запрошены протоколы испытаний выпускаемого мазута из резервуаров Автозаводской ТЭЦ за весь 2008 год (около 10шт.) в том числе и акты инвентаризации, с указанием качественных характеристик выпускаемого мазута (то есть имелась полная картина, какой мазут хранился и выпускался), данные документы были направлены для проведения оценки 2009 года в Торгово-промышленную палату НН, но документы скрыты (отсутствуют), их нет в секретных и несекретных томах уголовного дела, данные документы не исследовались в судебных заседаниях, о чем имеется официальный ответ председательствующего судьи.

При ознакомлении с материалами также было установлено, что в уголовном деле нет ни одного паспорта качества мазута, выпускаемого (хранящегося в резервуарах) Автозаводской ТЭЦ. Хотя данные паспорта были получены (имелись в количестве 36 шт.) по запросу следователем СУ СК по Нижегородской области Латиным В.В.

Но запроса, ответа, паспортов нет в материалах уголовного дела, которое было переданно в суд. Вышеуказанные документы находились в материалах уголовного дела. Это подтверждается фотокопиями, сохраненными в электронном виде, сделанными при ознакомлении Силяковым А.В. с материалами уголовного дела на предварительном следствии до передачи в суд.

Сейчас в материалах находятся совершенно другие документы. Таким образом, в материалы уголовного дела были внесены изменения, путем подмены документов. Тома уголовного дела расшивались и собирались заново.

До суда дошли только те документы, которые бились с версией следствия. Остальные документы были удалены из материалов уголовного дела. Единственный паспорт качества, который имеется в материалах уголовного дела – паспорт качества №82, выписанный на другую партию.

Уточнюсь что именно в паспорте, указываются все физико-химические показатели по ГОСТ. В протоколах испытаний можно указать, например, только один показатель или два необходимые, например, для вычисления объема.

Оценка 2009года, проведенная в рамках доследственной проверки и экспертиза 2010 года, проведенная уже после возбуждения уголовного дела в отношении Силякова А. идентичны, проведены на основании одного документа, а именно паспорте качества № 82 (соответствующего ГОСТ-10585-99), выписанного на партию совершенно другого мазута, только что изготовленного (нового) находящегося в резервуаре № 115 нефтеперерабатывающего завода НМЗ «Новойл», местонахождение г. Уфа.

Присутствуют признаки фальсификации доказательств: оцениваемому мазуту из резервуаров Автозаводской ТЭЦ г. Н. Новгород, приписывают качественные характеристики другого мазута (из паспорта качества № 82), а также изменяют его количественные характеристики и местонахождение.

Вывод эксперта: 35 800 тонн мазута соответствует ГОСТ-10585-99.

При этом пробы мазута, выпускаемого с хранения, ни брались, хотя такая возможность была, так как вся партия выпускалась во время проведения следствия, и уже после получения сотрудниками ФСБ первого отчета № 30/09 от 26.03.2009г. Пока шел выпуск мазута (с 03.04.2009г. по 09.12.2009г.) правоохранительные органы бездействовали, хотя знали, что бюджету РФ наносится существенный ущерб и обязаны были приостановить продажу (выпуск) мазута.

К проведению оценки и экспертизе привлекались специалисты, не имеющих аккредитации Росстандарта и по закону не имеющих права проводить экспертизу на соответствие ГОСТ, но это обстоятельство не помешало провести экспертизу и дать показания в суде.

На судебных заседаниях выяснилось, что эксперт Фадеева М.Е. заведомо знала, что исследуемый мазут превышал требования ГОСТ 10585-99 по показателю «массовая доля воды» фактически доходил до 11,36% при норме 1%, но при этом даже данный, единственный показатель известный ей не отражен при указании физико-химических характеристик мазута в проведенной экспертизе.

Из выписки протокола судебного заседания от 15.11.2010г. по уголовному делу в отношении Силякова А.В. в части показаний эксперта Фадеевой М.Е. следует, что она знакома с ГОСТ 10585-99 на мазут, однако дает заведомо ложные показания: «Не более 1%. При проведении экспертизы мне было известно, что в мазуте было повышенное содержание воды, но данное обстоятельство не говорит о том, что мазут не соответствует ГОСТу».

Данные показания зафиксированы также в приговоре суда и кассационном определении (стр. 17): «Как следует из показаний эксперта Фадеевой, показатель содержания воды в мазуте согласно положениям ГОСТ, не является определяющим параметром несоответствия государственному стандарту.»

Данные показания являются заведомо ложными, противоречат федеральному законодательству. ФЗ РФ от 27 декабря 2002 г. N 184 «О техническом регулировании» устанавливает применение единых правил установления требований к продукции и связанным с требованиями к продукции процессам хранения, перевозки, реализации; единства правил и методов исследований (испытаний) и измерений при проведении процедур оценки соответствия; а также единства применения требований технических регламентов независимо от видов или особенностей сделок, обязательны для применения экспертами, следователями, прокурорами и судьями, а также сотрудниками Росрезерва.

В соответствии с действующим законодательством РФ ни суду, ни следователю, ни привлеченным следствием и судом к делу в качестве специалистов и экспертов не предоставлено право вносить в ГОСТ изменения – изменение ГОСТ могут быть внесены только Национальным органом стандартизации и признавать тот или иной продукт соответствующим ГОСТ и сохраняющим свои свойства вопреки параметрам, определенным ГОСТ.

В настоящее время мной поданы заявления о преступлениях по ст. ст. 307 (дача заведомо ложных показаний) и 303 (фальсификация уголовного дела) УК РФ, которые зарегистрированы в МВД РФ под КУСП № 9460 от 13.04.2012г., КУСП № 15492 от 08.06.2015г.

— Какова дальнейшая судьба Ваших заявлений?

— Когда доказательства были собраны, я обратилась с заявлениями в компетентные органы. Заявления были приняты в МВД и зарегистрированы как положено по закону. Казалось бы, справедливость восторжествовала, документы будут изучены и им дана будет должная правовая оценка, тем более что УПК РФ все регламентирует. Невиновный будет оправдан, а «оборотни в погонах и без» наказаны. Но не тут-то было.

Я ошибалась, меня решили испытать на прочность. Неоднократно мне указывали на то что я решила бороться с государством в лице ФСБ и СК и это бесполезно. Заместитель прокурора области Сатаров на личном приеме мне сказал, «у нас люди с ума сходят и годами ничего не могут добиться».

Но я не сдавалась, материалы проверок то сдавали в архив, не вкладывая нужные документы, то теряли где-то между МВД и прокуратурой области, потом заново реанимировали (регистрировали), пытались даже расКУСПсировать (хотя, такого в УПК не предусмотрено).

Одним словом, я столкнулось с явным сопротивлением и коррупцией, где во главу ставятся собственные интересы, а не закон.

Заявления о превышении должностных полномочий (неисполнения судебных решений, представлений прокуратуры, указаний вышестоящего руководства сотрудниками МВД) были направлены в СК, но остались без проверки.

Только через 4 года, после долгих мытарств, заявления и собранные материалы проверки были переданы в СУ СКР по Нижегородской области по установленной подследственности.

Прокуратура области в лице заместителя прокурора Нижегородской области Денисова наконец-то внимательно изучив все доводы Силяковой Т.И. пришла к выводу, что заявления содержат признаки преступлений и стала настойчиво требовать немедленной их перерегистрации и рассмотрения в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством сотрудниками СУ СК РФ по Нижегородской области, которые и допустили это беззаконие.

При этом незаконные процессуальные решения сотрудников МВД, вынесенные в порядке ст. 145 УПК РФ заместителем прокурора области, были отменены, материалы с требованием прокуратуры от 30 декабря 2015 года были направлены руководителю СУ СКР НО Виноградову для устранения нарушений.

Особо ценно, что ранее именно данный прокурор подписывал обвинительное заключение в отношении моего мужа, а сейчас встал на защиту закона.

Но не тут-то было. Следственный комитет намертво встал на той позиции, что я якобы обжалую приговор, что дело рассмотрено судом, приговор вступил в законную силу, доказательства по делу были признаны судом допустимыми и достоверными и поэтому оснований для проведения проверки в отношении эксперта Фадеевой и следователя Латина нет.

Для сотрудников СК неважно, что приговор был вынесен в отношении другого лица — Силякова А.В. (ст. 252УПК РФ) и рассматривался только в рамках предъявленного ему обвинения (ст.159 УК РФ) и по закону не имеет преюдициального значения для следователя, прокурора и суда, проводящим проверку (рассмотрение) по другому совершенному преступлению, так как обстоятельства и доказательства, ранее признанные приговором по другому делу допустимыми и достоверными, в котором лица (Фадеева, Латин) не привлекались к уголовной ответственности без дополнительной проверки не могут считаться установленными.

Оба преступления (303 УК РФ и 307 УК РФ) относятся преступлениям против правосудия, к преступлениям с формальным составом, с учетом чего эти преступления признаются оконченными с момента совершения соответствующих действий — дачи ложных показаний, подготовки заключения экспертом или с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела, независимо от того, как эти действия отразились на ходе и результатах производства по уголовному делу, а также на содержание судебного решения (приговора).

Вступление приговора в законную силу свидетельствует лишь о том, что преступления юридически считается завершенными (фактически оконченными).

— Почему Вы подали заявления в МВД, а не в СУ СКР по Нижегородской области сразу по подследственности?

— Попытка была и не одна, в том числе и на личном приеме у нового руководителя СУ СК НО Виноградова. Мне отказали в приеме и регистрации моих заявлений. Заявления были рассмотрены как обращения.

Через месяц я получила ответ, что я якобы обжалую таким образом приговор и основания для проверки и регистрации заявлений отсутствует. Сейчас ст. 303 УК РФ ужесточили для того чтобы следователь чувствовали свою ответственность перед законом.

Но сколько бы статью не ужесточай, важно другое принимать и рассматривать в СК подобные заявления граждан все равно не будут. Из собственного опыта и по отзывам в интернете было выяснено это общая практика в СК.

Если не дай Бог поступает заявление на следователя или эксперта, такие заявления попросту не регистрируются. А если люди обжалуют по данным основанием незаконность действий сотрудников СК в суде очень редко выноситься решения в пользу заявителя, тем самым прикрывая по сути преступление, совершенное против правосудия.

— Были ли всё-таки перерегистрированы и рассмотрены Ваши заявления в СК?

— Нет до сих пор мои зарегистрированные в КУСП МВД заявления не зарегистрированы в Книге регистраций сообщений о преступлениях СУ СКР по Нижегородской области. Материалы (документы) приложенные к заявлениям не рассмотрены в соответствии законодательством РФ.

Вместо моих заявлений, переданных по подследственности в КРоСП СУ СКР по Нижегородской области зарегистрирован рапорт, вынесенный в порядке ст. 143 УПК РФ.

Данное процессуальное решение следователя не соответствует требованиям ст. 143 УПК РФ, в силу чего является незаконным, поскольку РАПОРТ представляет собой сообщение, полученное следователем о совершенном или готовящемся преступлении, из ИНЫХ источников, чем указанные в статьях 141 УПК РФ (заявление о преступлении) и 142 УПК РФ (явка с повинной).

Иных источников у следователя не имелось, по факту в его распоряжении имелись два моих самостоятельных заявления, которые в соответствии с требованиями ст. 141 УПК РФ являлись самостоятельными основаниями для организации проверки в порядке ст. 144 УПК РФ и подлежали каждое из них регистрации в книге регистрации сообщений о преступлениях СУ СК РФ по Нижегородской области и принятия по каждому из них самостоятельного процессуального решения в порядке ст. 145 УПК РФ.

Решения следователя должны быть законными, следователь уполномочен действовать только в соответствии с Федеральным Законом в рамках УПК, ведомственных приказов и инструкций. У следователя не было никаких правовых оснований для вынесения рапорта в соответствии со статьей 143 УПК РФ. Также инструкция об организации приема регистрации и проверки сообщений о преступлении утвержденная приказом СК № 72 не предусматривает возможности вынесения данного рапорта.

В итоге в результате незаконный действий следователя два самостоятельных материала пришедших в разное время, в отношении разных субъектов и разных преступлений ст.ст.307, 303 УК РФ объединены в одно производство, без согласования с прокуратурой.

Таким образом, мои заявления и указанные в них преступления фактически были укрыты от учета и регистрации в СК в нарушении типового положения о едином порядке организации приема, регистрации и проверки сообщений о преступлениях, утвержденного Приказом Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, МЧС России, Минюста России, ФСБ России, Минэкономразвития России, ФСКН России от 29 декабря 2005 г. N 39/1070/1021/253/780/353/399).

Так можно скрыть с десяток заявлений и не проводить по ним проверку.

Результатом незаконных действий следователя явился отказ в возбуждении уголовного дела в отношении эксперта и следователя. При этом ни один указывающий на преступление в заявлении факт и документ, не был проверен.

Проверкой служили сами мои заявления на предмет их допустимости, соответственно и основанием для отказа послужили те же самые доводы, которые неоднократно служили основанием при отказе в приеме заявлений и признаны прокуратурой области незаконными.

По сути СК ввели своими незаконными действиями еще одну стадию в УПК проверку заявлений на предмет их допустимости.

Таким образом, начиная с декабря 2015 года остаются не исполненными требования первого заместителя прокурора Нижегородской области Денисова. Отсутствуют процессуальные решения в виде мотивированных постановлений руководителя СУ СКР НО Виноградова по результатам рассмотрения требований прокуратуры области.

Отсутствуют процессуальные решения в виде предусмотренных УПК РФ мотивированных постановлений прокуратуры области на протяжении года по результатам рассмотрения моих жалоб в порядке ст. 124УПК РФ и по результатам рассмотрения не процессуальных ответов СК в адрес прокуратуры области.

Нарушены все разумные сроки по проверке моих заявлений и жалоб установленные УПК РФ на стадии доследственной проверки.

В итоге прокуратура области все пустила на самотек, устранилась и не контролирует исполнение даже своих собственных требований. Прокурорский надзор полностью отсутствует.

На личном приеме прокурор Нижегородской области Понасенко мне сказал, что «практики у нас такой нет. Сидите дома и воспитывайте детей.»

Выходит, сажать невиновных у них практика есть, а признавать свои ошибки и преступления — нет.

Спасибо, что меня до приговора пока не довели, за то, что написала заявления в МВД и жалобу в прокуратуру. Ведь практика такая есть, недавно Президент зачитывал такой приговор в прямом эфире.

Читайте также

Вадим Беляев

Банкир Беляев споткнулся об рейтинги

Держать евробонды банка ФК «Открытие» стало слишком рисковано, — к такому выводу пришли владельцы ценных ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *