Главные новости дня / Статьи / Воздушные замки «Башкиравтодора»

Воздушные замки «Башкиравтодора»

Уфимские правоохранители начали расследование пропажи сотен миллионов рублей, полученных республиканскими дорожниками за строительство несуществующего моста

В Уфу я прилетел накануне февральских праздников. Два часа дороги из Домодедова – и вот он, приятный и современный аэропорт столицы Башкирии. Оставив позади телескопический трап, выхожу на площадь, к стоянке и сразу попадаю в руки таксистов. Но узнав, что мой путь назначения поселок Караидель, что за 200 км от Уфы, а потом еще езда по его окрестностям, желающих везти меня убавляется.

Дорогам внутри республики, мягко говоря, далеко до европейских, а про проблемы с понтонной переправой  возле этого поселка и никудышным подъездам к ней наслышаны даже в Уфе. «Я потом больше на ремонт подвески после этой поездки потрачу», — ретируется от меня владелец дорогой иномарки. Приходится соглашаться на поездку с владельцем старенькой «Волги»…

«Моста и в помине там нет!»

Злополучный мост через Уфу под Караиделем никак не могут построить уже три десятка лет. «Может, если вы в Москве об этом пропишите, может, и обратят, наконец, на нас внимание, — жалуются мне активисты, подписавшие в прошлом году обращение к главе республики с просьбой о строительстве моста. Мост, по их словам пообещали построить, деньги выделили, но работ практически не начинали.

Как следует из тендерной документации, в ноябре 2016 года был заключен госконтракт на строительство 10 км автомобильной дороги в обход Караидели, предусматривающий возведение постоянного моста через Уфу до деревни Абызово. По плану в первые месяцы должны были быть сооружены насыпи, первые опоры и плиты перекрытия моста. Тем более, что деньги на это перечислялись – в декабре 25 миллионов из республиканского бюджета и 178 миллионов рублей из федерального. Это – на дорогу. Пришли и первые 70 миллионов на строительство моста, который, согласно договору субподряда, возводит ЗАО «Уралмостострой».

Есть маленькое «но». Данный проект на строительство не предусматривал авансов. Деньги, или, профессионально выражаясь, процентовки выплачиваются за уже исполненные работы. После беседы мы побывали на берегу Уфы. И, увы, ничего похожего на мост я не увидел. Не было даже подъездных путей.

— Но ведь Управление дорожного хозяйства республики работы приняло – ведь только после этого казначейство перечисляет процентовки? – спрашиваю я своих визави.

— Есть только километр спиленных деревьев и 200-300 метров щебня уложено, — отвечают мне. – Едем, и вы сейчас сами в этом убедитесь.

Как оказалось, строителями не было произведено ни буровзрывных работ, ни работ, связанных с гидроизоляцией полотна, не был отсыпан в полном объеме щебень, т.е. само полотно. Проще говоря, ничего из того, что уже закрыто, принято Управлением дорожного хозяйства и за что «Башкиравтодор» получил деньги – нет!!!

Видимо, совсем забыв об осторожности, руководители дорожного хозяйства РБ и «Бащкиравтодора» на это «нулёвое» место привезли в январе прессу. Чтобы та осветила открытие закладного камня. Рядом с которым они и сфотографировались. Совершенно запамятовав, что за их спинами уже должна вовсю кипеть стройка, за которую уже должны быть получены деньги. Вместо этого за их спинами шумел девственный лес

— Вот тут и пришла «контора». И выяснилось, что, по бумагам, оказывается, еще в декабре  все это якобы выполнено было, — разводят руками мои собеседники.

В республике циркулируют разговоры о том, что в начале февраля в ОАО «Башкиравтодор», ЗАО «Уралмостострой», Государственном комитете РБ по транспорту и дорожному хозяйству и ГКУ Управление дорожного хозяйства РБ прошли обыски с участием местных чекистов. И что якобы в ходе опросов, проведенных в начале февраля по горячим следам сотрудниками ФСБ, было написано 3 явки с повинной. В настоящий момент эти  материалы, как мне рассказали, переданы в следственный комитет, они должны на днях возбудить уголовное дело.

«Самое веcелое, какое объяснение оперативникам ФСБ дал Халитов, гендиректор [Башкиравтодора – авт.], — как анекдот рассказывали мне башкирские коллеги-журналисты, когда я вернулся в Уфу, — он сказал: «А что такого-то, мы каждый год так делаем». А те ему: «Да? Расскажи-ка тогда нам, что ты делаешь каждый год».

«Посторонние в Башкирии на проекты не заходят»

Как оказалось, история Караидельского моста – далеко не единственный, и тем более, не первый случай в работе руководителей «Башкиравтодора».

«Для того чтобы у вас было ясное понимание, скажу так: у нас в Башкирии посторонние люди на строительство не заходят», — сказали мне. Именно поэтому во всех тендерах отсутствует авансирование работ, потому что все и так заранее знают, кто должен выиграть. И под него подстраивают тендер. И в ситуации с этой дорогой и мостом было то же самое, утверждают собеседники. «Точно такая же сейчас ситуация по третьему участку, составному, где выиграет другая компания под названием «Дортрансстрой». Под них пишется техническое задание…». А если вдруг случайно тендер выигрывает кто-то со стороны, то…результаты тендера пересматриваются.

Например, первый тендер по строительству моста Абызово-Караидель выиграла компания из Оренбурга. Которая не входила в «ближний круг» руководителей «Башкиравтодора». «Своя» же структура, ЗАО «Уралмостострой» г-на Рабухина из Челябинска якобы осталась не у дел. Чтобы исправить положение, директор «Башкиравтодора»… отменяет результаты тендера по надуманным причинам. Дескать, конкуренты в своих документах запятую не там поставили. И объявляется новый тендер, в условия которого вносится положение о том, что компания должна иметь опыт строительства крупных объектов стоимостью не менее… 5 млрд (!) рублей.

Хотя всем профессионалам очевидно, что 5-миллиардный опыт для строительства моста себестоимостью порядка 450 млн рублей вовсе не нужен. Налицо банальная отсечка конкурента.

Как строить дорогу…даром

Оборот «Башкиравтодора» по итогам 2016 года составил 9 млрд рублей. При этом нельзя сказать, что компания является прибыльным предприятием. «По итогам этого года прибыли всего оказалось 10 миллионов. Такая «суперрентабельность» в крупных структурах обычно вытекает из подобных ежегодных перепроцентовок, когда деньги уходят налево, рассовываются по карманам, а потом за счет прибыли «Башкиравтодора», других предприятий эти перепроцентовки закрываются. Рентабельность получается нулевая, и так повторяется из года в год. Только в этом году такими фактами заинтересовались правоохранители, сейчас будут их расследовать. Это только касаемо строительства, а ведь там есть масса других «интересных» вариантов: закупка топлива, закупка битума, закупка запасных частей».

Среди таких «интересных» вариантов  и сотрудничество «Башкиравтодора с частными компаниями. В которых, на деле, может трудиться всего одна (!) бригада армян. По одной из таких контор под названием «Танып» из Нефртекамска сейчас ведется уголовное дело. Следователи подозревают,  что «умельцы» этой конторы положили в основание дороги щебень, который не купили на карьере, а, банально забрали с полигона отработанного щебня у железной дороги, на который складывается зашлакованный, залитый битумом щебень. И этим щебнем они засыпали основание дороги! Что в итоге? Когда пойдут дожди, то вода не будет проходить через такую щебенку, и дорога вспучится. В землю зарыт уже не один десяток миллионов рублей, но все придется переделывать. Однако до недавнего времени владелец «Таныпа» Овик Гургенович Нргеян по этому и аналогичным поводам до определенного момента не переживал. Подозревают, что его прикрывали на самом верху.

Высокие друзья

Рассказывают, что г-н Нргеян является якобы близким другом Ильяса Мунирова, в ноябре 2016 года спешно назначенного на должность заместителя премьер-министра Правительства РБ. Покровительство Мунирова Нргеяну и другим «товарищам» — не громкие слова. Якобы есть уже результаты экспертизы и есть признательные показания самого Овика Гургеновича, который сейчас пытается заключить сделку со следствием.

Ранее Ильяс Муниров занимал должность председателя Государственного комитета Республики Башкортостан по транспорту и дорожному хозяйству. Кстати, за месяц до начала строительства моста через Уфу в строительной отрасли Республики были проведены неслучайные кадровые перестановки: на ключевые должности были расставлены либо близкие друзья главы РБ, либо его родственники, либо земляки. И именно тогда Фаат Халитов, земляк президента Башкортостана, из Управления дорожного хозяйства пересел в кресло генерального директора «Башкиравтодора».

Тогда же произошла странная история с 223 миллионами рублей, которые «Башкиравтодор» перечислил аффилированным компаниям вместо того, чтобы направить их на погашение банковских кредитов. Именно тогда с подачи Мунирова и нового председателя Комитета по дорожному строительству Рима Гилязетдинова был переформатирован территориальный заказ РБ на строительство дорог. Как можно предположить, это могло быть сделано с одной только целью – легализации этих проводок.

«Как это происходит? – рассказывает мне коллега из республиканской газеты, ему эту тему трогать не разрешают. — Вдруг у наших министров и у нашего начальства образовалось некоторое количество денежных средств, допустим, федеральные они не освоили. Куда проще похоронить? В дорожно-строительную отрасль. Друзья нашего уважаемого главы собираются вдвоем и вносят изменения в территориальный заказ, увеличивают его за счет федеральных денег до 230 млн., утверждают в Совете министров. Дальше территориальный заказ спускается в Комитет по дорожному строительству, а Комитет по дорожному строительству спускает его в Управление дорожного хозяйства. Инициатором всего является именно Управление дорожного хозяйства, которое говорит «а у нас «Башкиравтодор» взял и заранее, досрочно выполнил те работы, которые должен был выполнить в следующем году. И у нас не хватает денег, чтобы с ними рассчитаться. Увеличьте-ка нам территориальный заказ миллиарда на три», и они увеличивают, а потом «Башкиравтодору» закрывают невыполненные работы.

Это не цифры «с потолка». В итоге, по расчетам моих собеседников, на так называемые перепроцентовки в 2016 году действительно ушло порядка 3 миллиардов рублей! А «свои» компании получали не стандартно высокую прибыль.

Вот только один пример. В месяц «Башкиравтодор» закупает топлива для своих нужд примерно на 200 млн рублей. Поставку может осуществлять организация, которая готова ждать оплаты 180 дней с момента поставки. Естественно, что желающих заявляться под такие условия нет. И тут появляется аффилированная компания «Аквамак-процессинг» Олега Макаренко, которая выходит на тендер, выигрывает его и – получает деньги. Причем не через 180 дней, а через 15-30. Но – на стартовых условиях, предполагающих инфляционную премию 15% к цене топлива. Это просто супер-прибыль, что и говорить!

Почему такое возможно? Потому что, продолжают мои собеседники, если у руководителя есть возможность заносить деньги на самый «наверх». «У нас это отлаженная система, она работает как часы, кто же будет курицу резать, которая носит золотые яйца. Это его друг ближайший, у них родители вместе рядом жили, помогали друг другу, они дружили с детства. И что бы ни случалось, какую бы пакость ни находили в работе в дорожной отрасли, никогда Ильяс Муниров никакой ответственности за это не нес, никогда!».

Если довели до суда, заверяют меня, то это значит, что скомпрометировать свидетелей, спустить дело на тормозах не удалось. И всем очень хочется, чтобы сюжет с караидельским мостом также дошел до суда – нельзя же прощать уворованные двести с лишним государственных миллионов!

Ильяс Муниров

И 12 миллиардов мало

Возможно, ожидается расследование также по поводу проекта строительства дороги Магнитогорск-Стерлитамак с платным участком.

Считается, что зто личный проект Мунирова. По его замыслу, дорога здесь должна стать примером модного нынче частно-государственного партнерства, когда инвесторы в лице крупного банка софинансируют, а потом из федерального и регионального бюджета компенсируются затраты. А правительство устанавливает платный проезд, шлагбаумы с кассами и потом получает прибыль от этого. Суммы там фантастические, дорога оценивалась еще на самом раннем этапе почти в 12 млрд. рублей, но когда она окупится – не известно.

Но зачем ее было строить? Может, она действительно принесет небывалые удобства транспортникам? Увы. По мнению экспертов, эта дорога по большому счету не интересна никому. Лесозаготовки там закончились, месторождений полезных ископаемых поблизости особых нет, интенсивности движения от Магнитогорска к Стерлитамаку тоже нет – там своей сети ж/д хватает. Существующая дорога вполне справляется с траффиком. «Допустим, они говорят «это разгружает трассу М-5», — продолжают мои собеседники. — Как разгружает трассу М-5? Да никак! Трасса М-5 остается на севере в стороне, а в Стерлитамаке нет таких объектов, которые бы требовали строительства новой дороги по 3 полосы в каждую сторону. У нас трасса М-5 по 3 полосы не имеет, они бы еще туннель вырыли под Уральскими горами», — усмехаются они. Да еще при стоимости проезда в 600 рублей с легкового автомобиля проект вообще кажется фантастическим.

Но, возможно, там есть какой-то стратегический проект, о котором мы не знаем? Может, военным надо, предполагаю я. Ничего там нет, просто надо тупо похоронить бюджетные деньги, слышу в ответ. Республика максимум, исходя из текущего финансового положения, может выделить 10 или 15%, остальное опять возьмут из федерального бюджета, поясняют схему мне.

Кстати, в этой схеме могут активно участвовать банки с госучастием. Точнее, те «большие дяди» в них, с которыми тоже надо делиться. Например, в проект по этой дороге уже «заходили» банк ВТБ с аффилированной компанией «Региондорстрой», Сбербанк со своей структурой плюс еще несколько других банков. Но банкам, если хотят работать, говорят, надо тоже заносить кущтанащ – это, по-башкирски, «гостинец». Он же откат, благодарность. Размер – порядка 5% от размера заявки. Впоследствии эти суммы компенсируются в момент получения бюджетного финансирования. Что интересно, победил вначале не Сбербанк, но якобы Москва устроила большой шум, и в итоге тендер не отменили, но переназначили победителя, которым… стал ПАО «Сбербанк России».

Вместо послесловия

Где можно много и легко украсть? В строительстве. Истина старая. Но вот что зацепило в этой истории больше всего. Не то, что схему выстроили не просто для воровства денег, а и для сбора, по сути, дани для чиновной верхушки, сидящей на своей должности в последнее время. Не то, что республиканские министры предлагают делать за счет федерального бюджета никому не нужные проекты. И даже не объемы похищенных средств.

Во время моих встреч ухо не раз резала фраза «у нас в Башкирии, в отличие от России…». Получается, здесь считают, что в РБ законы Российской Федерации не сильно-то работают. И если сейчас все разговоры про спецслужбы, которые провели обыски, про признавшихся трех свидетелей и т.д. окажутся только разговорами, если дело как обычно спустят на тормозах, эта уверенность про «башкирский суверенитет» среди населения республики еще  более возрастет.

Через месяц я снова собираюсь в командировку в республику. И расскажу вам, чем закончилась эта история.

Константин Громов

Читайте также

Порфирий Иванов

Порфирий Иванов

Порфирий Иванов прошел путь от сельского воришки до лидера одной из культовых тоталитарных сект, обещающих ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *