Главные новости дня / Статьи / Игры патриотов

Игры патриотов

Из-за чего поссорились Дмитрий Киселев и Евгений Федоров

Публичный конфликт между телеведущим Дмитрием Киселевым и депутатом Евгением Федоровым обозначает возможный раскол внутри коалиции, поддерживающей власть. Радикальное крыло почувствовало первый успех и теперь намерено развивать его.

Гендиректор МИА «Россия сегодня» и телеведущий Дмитрий Киселев и депутат Госдумы, единоросс и лидер Национально-освободительного движения Евгений Федоров еще недавно могли считаться людьми, которые стоят по одну сторону баррикад. Безусловная поддержка президента Владимира Путина и всех его начинаний, жесткая критика США и внешней политики Белого дома, однозначное отношение к нынешнему руководству Украины — в общем, между ними можно увидеть практически полное единодушие.

Киселев в своей программе «Вести недели» рассказывал о том, что Россия способна «превратить Америку в радиоактивный пепел», разоблачал несистемную оппозицию и погрязший в разврате Запад. «Штрафовать геев за пропаганду гомосексуализма среди подростков мало — им нужно запретить донорство крови, спермы, а их сердца в случае автокатастрофы нужно зарывать в землю или сжигать» — вот одна из самых известных цитат телеведущего. Высказывания Евгения Федорова выглядели логичным продолжением этой позиции, а его сторонники из Национального освободительного движения воплощали идеи в жизнь: нападали на митинги оппозиционеров, пикетировали офисы СМИ и посольства «вражеских западных государств». На сайте одного из самых активных отделений НОД в Свердловской области даже регулярно выкладывали видео «Вестей недели» с Киселевым.

Дуэль на ленточках

В ответ в программе от 19 февраля Дмитрий Киселев назвал НОД «бродячим цирком», который «колесит по Москве». Фото: ВГТРК

На прошлой неделе нодовцы привычно встали пикетом около офиса СМИ. Однако на этот раз это было не РБК, а МИА «Россия сегодня».

Сторонники Евгения Федорова обвиняли агентство и его директора в трампофилии

Ответ долго себя ждать не заставил. В программе от 19 февраля Дмитрий Киселев резко обрушился на Евгения Федорова, НОД, думского единоросса-ультраконсерватора Виталия Милонова и организацию «Офицеры России», прославившуюся после атаки на фотовыставку Джона Стерджеса. В общем, на всех радикальных консерваторов. Киселев говорил на фоне коллажа из фотографий разных политиков с надписью «малахольные». В их число кроме Милонова и Федорова, например, попала эмигрировавшая на Украину экс-депутат Госдумы от «Единой России» Мария Максакова и петербургский «яблочник» Борис Вишневский.

«Вообще, в России мы мягко и со снисхождением относимся к малахольным политикам, которые хотят нас удивить, к чему-то призвать или, наоборот, куда-нибудь отправить. Удивительным образом эти малахольные пробираются в какие-то структуры, набирают какой-то эфемерный, но вроде вес. С умным видом навязывают нам глупые дискуссии. Ахинеи сейчас несут так много, что в этом информационном шуме можно утонуть»,— возмущался Киселев. НОД он назвал «бродячим цирком», который «колесит по Москве». «Особую грусть вызывает то, что депутат Федоров набрал бедных людей и вооружил их несоразмерно большими — прямо-таки гротескными — знаменами под георгиевскую ленту. Гордый символ русского оружия и битвы с фашизмом — Победы — Федоров маркировал названием своего псевдодвижения и сделал из всего этого балаган с участием то ли ряженых, то ли калик перехожих. Кощунство какое-то! Вообще, вот эта манера малахольных — эксплуатировать благородные символы для скандалов и пустозвонства — малосимпатична»,— упрекнул НОД телеведущий.

Дмитрий Киселев вспомнил организацию «Офицеры России», которая осенью пыталась разгромить выставку фотографа Джона Стерджеса, обвинив того в педофилии, и заклеймил «офицеров» за получение государственных грантов. Досталось и главному блюстителю традиционных ценностей — единороссу Виталию Милонову: «Надел на себя стихарь — облачение для церковного служения — и в роли защитника передачи Исаакия церкви принялся делать антисемитские заявления». Впрочем, попутно Дмитрий Киселев прошелся и по либеральным защитникам Исаакиевского собора, но тут ведущий на личности не переходил, посетовав лишь, что такая дискуссия «убивает здравый смысл».

Ответ Евгения Федорова последовал быстро: он пригрозил Дмитрию Киселеву судом и исками от лица тысяч оскорбленных сторонников НОД, обвинил в «антипрезидентском заговоре» и раскрутке за госсчет президента другого государства (Дональда Трампа)

Отношение к президенту США было формальным поводом для конфликта: пресс-секретарь Белого дома Шон Спайсер заявил, что Трамп ожидает, что Россия займется деэскалацией на Украине и «вернет Крым». Российское ТВ, которое до этого симпатизировало Дональду Трампу, почти перестало говорить о нем, но и критики, которая постоянно доставалась от того же Киселева Бараку Обаме, в адрес нового главы США не зазвучало. Именно это и стало поводом для активистов НОД обидеться. Хотя основания были намного глубже.

Союзники поневоле

Дмитрий Киселев часто воспринимается как голос самого Кремля, хотя может позволить формулировки поострее официальных. Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

«Крымский консенсус» 2014 года собрал вокруг президентского курса не просто 86% поддержки граждан, но и довольно пеструю общественную коалицию: от патриотов по служебной обязанности до радикальных сторонников конфликта с Западом и «вставания с колен». Вопрос о степени искренности участников коалиции оставался и остается открытым: казус Вороненкова—Максаковой показал, что при первых же неприятностях ревностные сторонники общенационального консенсуса готовы проявить себя отъявленными диссидентами.

Неоднородность коалиции чувствовалась и в самые оптимальные для нее годы: радикалы требовали немедленного признания ДНР и ЛНР, более жесткой линии по отношению к США, более радикальных перемен внутри страны (водораздел между умеренными и радикалами проходил, например, в отношении к финансово-экономическому блоку правительства, радикалы чуть ли не впрямую называли его основой «пятой колонны», мешающей «вставанию с колен»).

Безусловной победой коалиции можно назвать итоги думских выборов 2016 года, когда в нижнюю палату не прошел ни один оппозиционно настроенный депутат и в то же время часть мандатов получили люди, считавшиеся еще несколько лет назад откровенными аутсайдерами политического процесса. Высшее достижение стало точкой перелома: радикалы сочли свою энергетику востребованной и захотели большего, а власть, напротив, накануне выборов главы государства в 2018 году и юбилея революции в 2017 году захотела дистанцироваться от радикальных настроений. При этом некоторая усталость от радикального действия у власти проявилась еще до парламентских выборов.

Вопросы об атаках на выставки звучали и на прошлогодней пресс-конференции Владимира Путина.

Президент их осудил, отметив, впрочем, что «в самом (культурном.— «Власть») сообществе тоже должны быть внутренние самоограничения»

Дмитрий Киселев общий примиренческий настрой почувствовал уже тогда. «В «Вестях недели» мы поставили этот сюжет первым номером в прошлое воскресенье, даже до итогов выборов (в Госдуму в сентябре прошлого года.— «Власть»). И в нем сказали, что мы против вандализма, против общественных организаций, которые могут закрывать выставки либо их открывать…»,— пояснял он в эфире радио «Вести FM».

Атаковать власть за отход от обозначенных ценностей радикалы не готовы, по крайней мере, пока. Они пришли под знамена Путина, и естественно, что прямая критика президента невозможна.

А вот упрекать бывших союзников в том, что они мешают президенту проводить правильную политику,— линия вполне понятная и с аппаратной, и с идеологической точки зрения

Собственно, это классика любой революции. Рано или поздно среди победителей появляются те, кто не до конца согласен с тем, что этот успех окончательный и безоговорочный. Радикалы — они носили многие имена — настаивают на том, что надо двигаться дальше. Вопрос в том, есть ли у них для этого возможности.

Директор «Левада-центра» Лев Гудков уверен, что большая часть общества дальше радикализироваться не намерена, а власть собирается снизить градус накала. «Норма в этом случае не Евгений Федоров, а Дмитрий Киселев. Федоров — провокатор, он исследует границы допустимого, а Киселев часто воспринимается как голос самого Кремля, хотя может позволить формулировки поострее официальных. Этот конфликт дает почувствовать, что Кремль, администрация президента хотят придержать радикалов перед выборами и юбилеем революции»,— говорит социолог. По словам ведущего научного сотрудника Института социологии РАН Леонтия Бызова, «радикалы» этот тренд чувствуют и начинают нервничать: «Они понимают, что становятся не нужны, что власть воспринимает их негативно и может перешагнуть».

Проблема еще и в том, что идеологический и политический поворот 2014 года изменил ситуацию не только в обществе, но и на улице

«До 2014 года (до присоединения Крыма и начала конфликта в Донбассе.— «Власть») радикальные правые идеи, подобные воззрениям Федорова, разделяли 1-2%, а движения, подобные НОД, не могли собрать хоть сколько-нибудь массовый митинг. Потом эти идеи стала использовать власть, и большая часть конформистской аудитории стала их поддерживать, при этом не становясь убежденными сторонниками. Дмитрий Киселев здесь тоже постарался»,— объясняет Леонтий Бызов.

Федоров никому не известен, в рейтингах политиков его фамилии нет. Федорова назвали малахольным, теперь его так и будут воспринимать. Фото: Дмитрий Духанин, Коммерсантъ

Он отмечает особенности такой поддержки идей «русского мира» и «антизападничества»: убежденное ядро не изменилось, оно, как и прежде, осталось небольшим, но вокруг него образовалась «огромная периферия».

«При таком давлении на общество агрессивной, суггестивной пропаганды определенная его часть начинает радикализироваться. Раньше радикалы нападали на оппозицию, теперь атакуют и лояльные власти группы, и их публичных представителей»,— рассуждает социолог.

Впрочем, Гудков полагает, что российскому ТВ вполне по силам избавить общественное мнение от радикального уклона. «Федоров никому не известен, в рейтингах политиков его фамилии нет. Киселев — человек известный, второй по популярности телеведущий после Владимира Соловьева. Евгения Федорова назвали малахольным, теперь его так и будут воспринимать»,— заключает социолог.

Однако размежевание радикалов и умеренных — слишком долгий процесс, чтобы наверняка быть уверенным, кто победит и чей вклад в общий успех будет считаться более ценным.

В лучшем случае это будет ясно к концу президентской избирательной кампании

К тому же при нынешней зависимости внутренней политики от внешних факторов изменение конъюнктуры в неблагоприятную сторону может заново сплотить «крымскую» коалицию. Не случайно же поводом для ссоры стал именно президент США и его твиты.

Андрей Перцев, Глеб Черкасов

Читайте также

Девять дней без Гитлера. Последние мгновения Третьего рейха

Девять дней без Гитлера. Последние мгновения Третьего рейха

30 апреля 1945 года фюрер Германии Адольф Гитлер покончил с собой в фюрербункере, который он ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *