Главные новости дня / Политика / Бизнес поглощают структуры власти

Бизнес поглощают структуры власти

бизнес поглощают структуры властиВ Белгородской области успешный бизнес поглощают структуры, близкие нынешнему руководству области. В том числе и криминальными методами

В редакцию «Общей газеты» каждый день приходит много писем и информации из регионов. Пишут из Подмосковья, Свердловской области и Сахалина, Смоленщины, Твери, Самары. Беды с коммуналкой, неконтролируемая жилая застройка, произвол губернаторского окружения и безразличие мэров, устраивающих пир во время чумы. Проблемы моногородов, строительство заводов, убивающих все живое… В общем, все то, что волнует людей, то, от чего зависит их жизнь. И мы в меру сил пытаемся помочь им донести до массового читателя простую мысль: так жить нельзя. Да простит нас великий Лев Толстой.

Пару недель назад мы получили очередное обращение и очередной рассказ. На этот раз из Белгорода. Прочитали и – не поверили. «Так не бывает!» заявили мы хором. Не в 90-е же живем. Но на всякий случай решили посмотреть, как обстоят дела в регионе в целом. И вот тут начались разные странности…

Мертвая тишина

Задайте себе вопрос: когда вы в последний раз слышали что-то плохое о Белгородской области? Вот-вот, давно и ничего. В информационном поле полная тишина и благолепие. Достаточно задать вопрос любому поисковику. Разные криминальные мелочи или ЧП не считаются. Впрочем, о них чуть позже.

«Откроется новый детский сад», «построят школу на 1000 мест», «белгородские дзюдоисты завоевали призовые места», «в регионе начался пожароопасный сезон», «Евгений Савченко посадил черешчатые дубы», «в Ровеньках откроется новый сырный цех», «за грязные номера на автомобилях их владельца грозит штраф», «полторы тысячи школьников перейдут учиться в первую смену» — вот типичная информационная картина жизни (срез за 10-14 марта).

С политикой в регионе тоже все в порядке. Сообщений о деятельности партий и организаций практически нет. За это же время появилась только одна новость, да и та на сайте КПРФ – о том, как молодые коммунисты рассказывают жителям областного центра о молодежной политике партии. Судя по всему, политической жизни вне рамок, установленных областным руководством, в регионе нет. Но для блезиру, как говорится, дают сообщение о неблагонадежном имаме белгородской мечети, который оставлен под стражей из-за подозрения в хранении оружия и взрывчатки.

Все нормально и с бизнесом. Банальная текучка: введено конкурсное производство на мукомольном заводе «Токсан», «Белгородэнрго» получило сертификат доверия работодателю. Никаких конфликтов, проблем. Ничего.

Но может, чем-то выдающимся «порадуют» криминальные сводки? Не поверите, но и здесь все тоже как-то обыденно. С одной стороны, это хорошо. Житель Старого Оскола побаловался с запалом от гранаты – бедняге оторвало палец; хулигана, ударившего девушку ножом, довели до суда; расследуется дело директора белгородского ГУП «Городской пассажирский транспорт», подозреваемого в невыплате зарплаты. Пойманный угонщик автомобиля, преподаватель вуза-взяточник, жертва ДТП, задержанный владелец пакета с марихуаной – вот типичные сюжеты криминальных сводок, выдаваемых вовне. Самые громкие – это кража младенца в роддоме и избиение врачом пациента в больнице. Да и то, не говорить об этом было нельзя, потому что заметили федеральные СМИ и пользователи Рунета. Это шило утаить никак не получилось.

Вообще, при мониторинге белгородских (и не только) СМИ создается стойкое впечатление, что независимых информационных ресурсов в регионе нет по определению, а областная администрация вместе со всем властным аппаратом целенаправленно не выносит во внешний мир «сор из избы». Видимо, есть что и кого скрывать…

Битый Батурин, «Энергомаш» и «Зеленая долина»

Конфликты в сфере бизнеса, в которых принимали участие очень многие «большие» люди вплоть до губернатора Евгения Савченко на Белгородчине были и есть. Другое дело, что информация о них всеми силами скрывается. Наверное, потому, что в них задействованы крупные фигуры, входящие в «ближний круг» регионального руководства. Либо исполняющие приказы не только формальных, но и неформальных лидеров региона. Впрочем, пойдем по порядку. Вот самые громкие дела, характеризующие атмосферу вокруг бизнеса на Белгородчине.

В 2003 году в регион пришла московская «Интеко-Агро» во главе с Виктором Батуриным. Компания развивала здесь молочный бизнес. Но отношения с местными властями вдруг отчего-то не сложились. В 2004 году региональная администрация обвинила компанию в «социальной безответственности»: по словам вице-губернатора Олега Полухина, она не обрабатывала две трети купленных ею земель. Компания также вела жесткую кадровую политику, избавляясь от работников, замеченных в пьянстве. На тот момент у «Интеко» в области, кроме пластмассового завода, был целый ряд активов – ОАО «Осколцемент», ОАО «Белгородский цемент» и ООО «Интеко-агро», включавшее ряд хозяйств и Волоконовский молочно-консервный комбинат. Пик противостояния пришелся на осень 2005 года, когда шла кампания по выборам в облдуму. «Интеко» поддерживало на выборах ЛДПР, которая жестко критиковала региональные власти и лично губернатора Евгения Савченко, в противоборстве с «Единой Россией».

В ход шли самые разные методы. «Сначала это были предупреждения, потом это были десятки, если не сотни незаконных судебных решений, нам пришлось… защищаться уже на уровне окружных судов, и судов в кассационных инстанциях — которые мы все выиграли, кстати», рассказывает Виктор Батурин. А в октябре 2005 года на генерального директора «Интеко-Агро», одного из лучших агроном России Александра Анненкова напали неизвестные в спортивных костюмах, вооруженные битами и топорами. Топ-менеджеру удалось выжить. 10 октября того же года в Москве был жестоко избит другой представитель компании – адвокат Дмитрий Штейнберг, который спустя день скончался.

В конце концов «Интеко-Агро» уходит из региона. Батурин продает все, даже цементный завод и гостиницу «Центральная». Отель, по его словам, выкупает областное правительство за 9 млн USD.

Или другой пример – памятный всем жителям областной столицы завод «Энергомаш». В нулевые предприятие входило в одноименную группу компаний, владельцем которой был некто Александр Степанов. В отличие от Батурина он с белгородской администрацией какое-то время дружил: в 2007 году глава «Энергомаша» подарил городу санаторий «Сосновка», который находился на балансе «Энергомашкорпорации». Еще несколько строений общей площадью более 2,5 тыс. кв. м на территории санатория были проданы всего за 4,2 млн. руб. ООО «Новая эра». Одним из соучредителей фирмы являлся Александр Пашков, который до того, как уйти в бизнес, занимал пост вице-мэра Белгорода. Знакомая схема, правда?

Счастье Степанова закончилось в 2012-м – его осудили на 4,5 года лишения свободы из-за неурегулированных обязательств перед Сбербанком. После этого 49% «Энергомаш (Белгород) — БЗЭМ» перешли в собственность Городского округа «Город Белгород», а еще 2% оказались у никому до той поры неизвестного ООО «Индустрия». Как это произошло? Очень просто. 30 ноября 2011 года Арбитражный суд Белгородской области удовлетворил иск администрации Белгорода к этой компании Степанова. Чиновники пожаловались на то, что в реестре акционеров предприятия не указан местный комитет имущественных и земельных отношений. Теперь право администрации города Белгорода считаться полноправным акционером ЗАО «Энергомаш (Белгород)-БЗЭМ» было подтверждено судом. Интересный и тоже знакомый ход, правда?

Что примечательно – среди владельцев ООО «Индустрия» значатся фамилии гг.Бобрицкого и Тебекиной. Геннадий Бобрицкий в «нулевые» работал заместителем председателя правительства администрации Белгородской области, а затем, сохранив прочные связи с властью, решил организовать свой крупный бизнес: стал основным владельцем и председателем совета директоров крупнейшего в стране птицеводческого холдинга «Группа компаний «Приосколье». Татьяне Тебекиной принадлежало, согласно данным ЕГРЮЛ, 10% акций. Запомните эти две фамилии… И еще одну: Сергей Сидоров (кличка «Сидор»), правая рука супруга Татьяны Тебекиной, очень уважаемого в регионе человека Владимира Михайловича Тебекина. Боксера, главы региональной федерации бокса. Крайне авторитетной во всех отношениях персоны. Сидоров тоже стоял у руля «Энергомаша» — руководил, как говорят, его охраной.

Завод успешно работал – по итогам 2013 года показал чистую прибыль в 1 млрд рублей. Но 12 августа 2014 года предприятие неожиданно подает заявление о… признании себя банкротом. «Процедура банкротства часто используется недобросовестными должниками для уклонения от исполнения обязательств перед кредиторами. Банкротами обычно выступают операционные компании с накопленной задолженностью, не владеющие значимыми бизнес-активами», — прокомментировал тогда ситуацию адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Гришанов и Партнеры» Сергей Гришанов.

И что в итоге? Справиться с заводом у новых акционеров, видимо, не получилось. Несмотря на банкротство. Зато получилось пробить такой вариант: на бывшей заводской площадке будет создан…технопарк. Об этом в начале марта этого года рассказал на пресс-конференции начальник департамента экономического развития областного центра Давид Бузиашвили. Парк создается в русле предложенного губернатором Евгением Савченко проекта по созданию 30-40 подобных площадок в рамках Белгородской агломерации.

Ноябрь 2015 года, Москва. Комиссия ФАС устанавливает целый букет нарушений в деятельности структур областного правительства и крупных агрокомпаний. Среди фигурантов — Фонд продвижения продукции производителей и Фонд содействия развитию инженерной, строительной и социальной инфраструктуры Белгородской области, ООО «Дирекция инвестиционного развития», ОАО «Корпорация «Развития», ООО «Зеленая долина-Агро», ООО «Молочная компания «Зеленая долина-2», АО «Молочная компания «Зеленая долина», ООО «Нива», ОАО «Новопесчанское», СКПК «Лотос», ООО «Молочная компания «Северский Донец», ООО «Старооскольский ликероводочный завод «Люкс». Если кратко, то все приближенные к администрации предприятия получали средства из внебюджетных фондов на льготных условиях. Конкурсы при этом не проводились.

В результате ФАС возбудила дело против губернатора Белгородской области Евгения Савченко, заподозрив его в заключения с фондами соглашения, которое может привести к ограничению конкуренции на агропродовольственных рынках. Расссмотрение было назначено на 21 декабря 2015 года. И – тишина…

Что объединяет все эти сюжеты? И выдавливание чужака Батурина, и банкротство с дальнейшим «перепрофилированием» «Энергомаша», и уж тем более все сюжеты, связанные с предоставлением преференций десятку приближенных компаний в АПК региона, — все это делалось ради одного: перераспределение рынка и разного рода преференций в пользу того самого близкого круга.

«Прошу привлечь к уголовной ответственности…»

А теперь самое время вернуться к письму и материалам, пришедшим в редакцию. После краткого изучения различных историй, связанных с бизнесом в Белгородской области в последние 15 лет, стало ясно: этот рассказ – лишь новое звено в длинной цепи событий, модифицированная война против успешного бизнеса, который так хочется прибрать к рукам.

Итак, житель города Губкина Руслан Александрович Проскурин обращается в Следственный Комитет РФ (копия обращения имеется в редакции). Обращается с просьбой повлиять на правоохранительные органы Белгородской области, которые, уверен он, не желают расследовать его дело. А вышло все так.

В 2012 году Руслан Проскурин решает уехать из родного города в Белгород. Причин было две: дома он по стечению обстоятельств случайно попал «под руку» членам местной ОПГ «Кальбоновские» (название от клички лидера, Николая Аршинова – «Кальбон»), которые, как он пишет, высказывали в его адрес угрозы физической расправы. Кроме того, в Белгороде жили его знакомые Михаил Неворотов и Сергей Кривошеев. У последнего был бизнес – ООО «Белагросолод» (с 2013 года — «Орловский элеватор»). Кризис 2008 года тяжело сказался на предприятии – Кривошеев вместе с Неворотовым вытягивали «Белагросолод» почти пять лет. «Лишь к 2014 году путем тяжелых и упорных трудов с привлечением европейских инвесторов, он укрепил бизнес по производству солода и стал планировать развитие других направлений пищевой промышленности и сельского хозяйства», рассказал нам г-н Неворотов, с которым нам удалось связаться.

Приехав в Белгород, Проскурин был взят на должность директора ООО. Выбор Кривошеева был логичен – человек знаком и проверен. Через пару лет в кредит(!) Проскурин приобрел подержанный BMWX6, директор все-таки, положение обязывает.

После долгого перерыва Проскурин приезжает домой в Губкин. И тут его, видимо, замечают «Кальбоновские». Человек явно «поднялся», если у него BMW, думают они. У Проскурина снова начинают требовать деньги непонятно за что – видимо, за статус. При этом не скрывая, что дань с бизнесмена пойдет в общак.

В начале октября 2015 года Руслан Проскурин вместе с приятелем поехали на упомянутой Х6 отдохнуть в Абхазию. В одном из пицундских кафе они совершенно случайно встретили Николая Аршинова. По слухам, тот отсиживался в Абхазии, не решаясь вернуться в Россию из-за своего прошлого.

Бойцы Аршинова отобрали у Проскурина ключи от машины и фактически похитили его. Мужчину привезли в дом, который охраняли вооруженные люди, и силовыми методами, с помощью пыток, «объяснили» ему, что он должен им 2 млн. рублей и что в будущем он должен будет им постоянно платить некие суммы.

Не вдаваясь в детали допроса и прессинга со стороны членов ОПГ, которые Проскурин описал в своем объяснении от 15 января 2015 года (копия с описанием пыток в редакции имеется), данном майору полиции С.П.Аулову в белгородском уголовном розыске, скажем, что директора ООО «Орловский элеватор» силой вынудили Проскурина написать две расписки — о том, что он приехал в Абхазию, чтобы купить оружие для убийства Сергея Кривошеева и упомянутого Николая Аршинова. На чужой машине Проскурина привезли в Губкин, где опять же силой заставили оставить отпечатки на автомате и рожке с патронами — чтобы «подтвердить» написанные ранее расписки.

Вернувшись с такого «отдыха» в Белгород, оставшийся без машины и чуть было не лишившийся жизни Проскурин в полицию обращаться побоялся – переживал за себя и за родственников. Сергей Кривошеев попытался помочь решить вопрос неформально – для этого из Москвы приехал его партнер, который, как оказалось, в 2008-м уже имел дело с белгородскими. Однако переговоры с Сергеем Сидоровым (да-да, тем самым соратником Владимира Тебекина!) ни к чему не привели. Мол, на «Кальбона» он влияния не имеет, а разрулить ситуацию может…г-н Тебекин. То есть, можно предположить, что косвенно Сидоров дал понять: Владимир Тебекин в курсе всех крупных «наездов» на бизнес, которые происходят в регионе и за его пределами, если в них участвуют белгородцы.

Чем все закончилось? Ситуации московский партнер Сергея Кривошеева не разрулил и уехал в столицу, машину Проскурину не вернули, деньги продолжали требовать. Тогда потерпевший, видя, что за его врагами стоят очень высокие люди, решил поискать правды в полиции.

15 января 2016 года он пишет заявление, в котором просит провести проверку и привлечь к уголовной ответственности Николая Аршинова и еще нескольких лиц, причастных к совершению против него преступлений, «а именно вымогательство денежных средств в сумме два миллиона рублей» (копия заявления в редакции имеется). И дальше вдруг начинают происходить странные вещи. 29 января старший оперуполномоченный ОУР ОМВД России по г.Губкину майор полиции Д.В.Нурматов отказывает в возбуждении уголовного дела. Более того, имея на руках подробные описания заявителя, сотрудники правоохранительных органов явно бездействуют – подозреваемые (несмотря на наличие данных по ним) не опрашиваются, автомобиль Проскурина никто не ищет.

О чем это говорит? О том, что белгородские ОПГ не просто могут отобрать понравившийся им бизнес, но и пользуются при этом поддержкой коррумпированных сотрудников правоохранительных органов. О том, что ситуация вокруг ООО «Орловский элеватор» — это совсем не местечковая разборка, а настоящий силовой захват перспективного предприятия. К которому, судя по всему, имеет отношение Владимир Тебекин и его высокие партнеры (у сына Владимира Тебекина, Дмитрия, общий бизнес с г-ном Бобрицким) на уровне области – для них это не первый опыт отжатия чужого бизнеса (вспомним скандал вокруг рынка «Юбилейный» в Старом Осколе). И Проскурин – досадное препятствие на пути к «Орловскому элеватору», к которому, как говорят, г-н Тебекин присматривался накануне кризиса 2008 года. По крайней мере, если что-то случится с командой «Орловского элеватора» и их семьями, то уже известно, за кем ехать…

«Мне не хотелось бы говорить, что все работники правоохранительных органов Белгородской области, все прокуроры — они… не знаю, взяточники, негодяи, и плохие люди. Нет. Нам известны десятки людей достаточно честных и профессиональных работников и правоохранительных органов, и прокуроров. Которые сами возмущены той ситуации, которая происходит в Белгородской области». Эти слова Виктор Батурин произнес 12 октября 2005 года. Они актуальны и сейчас. Достаточно ли заявления Руслана Проскурина и информации, в нем содержащейся, чтобы свое человеческое возмущение и высочайший профессионализм показали сотрудники Следственного Комитета? Или в Белгородской области законы России не действуют?

Читайте также

Арабы вложат миллиард в обмен на льготы при покупке аэропорта и медцентров

Арабы вложат миллиард в обмен на льготы при покупке аэропорта и медцентров

ОАЭ являются главным арабским инвестором в экономику России. По информации Российского фонда прямых инвестиций, вложения ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *