Главные новости дня / Расследования / Как зарабатывал на Красноярском крае самый богатый министр Лев Кузнецов

Как зарабатывал на Красноярском крае самый богатый министр Лев Кузнецов

Лев Кузнецов
Лев Кузнецов

Министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов задекларировал самый большой доход по итогам 2016 года среди всех чиновников Кремля. Значительную часть своего огромного состояния он приобрел в те годы, когда работал заместителем губернатора Красноярского края, а затем главой этого региона. Как Кузнецов набивал свои карманы и почему ему пришлось оставить доходное место?

14 апреля на сайте Кремля были опубликованы декларации о доходах чиновников правительства РФ. Самый большой доход задекларировал бывший губернатор Красноярского края, а ныне министр по делам Северного Кавказа Лев Кузнецов. За 2016 год он заработал 582,1 млн рублей – в 12 раз больше, чем в прошлом году (47,8 млн рублей). Для сравнения, вице-премьер Александр Хлопонин, возглавлявший Красноярский край до Кузнецова, заработал всего-навсего 9,9 млн рублей. Правда, Хлопонин при этом приобрел огромный дом площадью 2,8 тыс. кв. метров. Больше него только особняк, который арендует семья первого зампреда Игоря Шувалова, – 4,1 тыс. кв. метров.

Кузнецову до такой роскоши далеко: в России ему принадлежит скромный, по «хлопонинским» меркам, дом площадью всего 700 кв. метров. Зато у него есть еще один дом такой же площади во Франции, и там же Кузнецов приобрел просторную квартиру и участок земли площадью 1,7 га. Еще один дом во Франции записан на супругу Кузнецова Ингу. Она домохозяйка и мать шестерых детей, но при этом сумела заработать за 2016 год 32,7 млн рублей и арендовать еще один дом во Франции. Инге Кузнецовой принадлежат также два автомобиля представительского класса − Porsche Boxter и Mercedes-BenzCL 600. Автопарк ее супруга впечатляет еще больше – он владеет Ferrari 599 GTB, BMW M5 и Mercedes-Benz A 200.

Лев и Инга Кузнецовы
Лев и Инга Кузнецовы

Миллионы Кузнецову принесли дружеские отношения с Александром Хлопониным, с которым он познакомился еще в Московском финансовом институте, куда ровесники поступили одновременно. Кстати, в вузе Кузнецов получил прозвище «Пентиум» − за умение очень быстро считать и обрабатывать большие объемы информации. А однокурсниками Хлопонина и «Пентиума» были будущий миллиардер Михаил Прохоров и будущий финансист Андрей Козлов, которого впоследствии убили.

После окончания вуза однокашники никогда надолго не расставались – Кузнецов всегда, как нитка за иголкой, следовал за более успешным товарищем. Выпускник Хлопонин устроился на работу в отдел государственных кредитов «Внешэкономбанка» − Кузнецов по его протекции был принят экономистом в отдел организации финансирования проектов. В 1992 году Владимир Потанин создал акционерное общество «Международная финансовая компания», председателем правления которого стал Михаил Прохоров. Однокурсник пригласил Хлопонина занять должность своего первого заместителя. Тот не забыл позвать на новую работу и Кузнецова, ставшего советником председателя правления АО «МФК». А в 1996 году Потанин решил доверить Хлопонину один из своих главных активов − ОАО «Норильский никель», приобретенное всего год назад, причем по «наводке» Хлопонина, указавшего на возможность заполучить это предприятие через залоговые аукционы. За помощь в выгодном приобретении Хлопонин был назначен сначала и. о. председателя правления «Норильского никеля», затем стал генеральным директором и председателем совета директоров заполярного гиганта. Следом за ним из Москвы за Полярный круг перебрался и Кузнецов, ставший начальником контрольно-ревизионного департамента, а затем директором по контрольно-ревизионной деятельности и заместителем генерального директора «Норильского никеля».

В 2001 году Хлопонин начал делать политическую карьеру и был избран губернатором Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа. На должность своего первого заместителя он, конечно же, пригласил Кузнецова, доверив старому проверенному другу управление госимуществом администрации округа. На следующий год в авиакатастрофе погиб губернатор Красноярского края Александр Лебедь, в результате чего появилась выгодная вакансия. Хлопонин сразу же выдвинул свою кандидатуру на освободившееся кресло и благополучно его занял, став одним из первых назначенных Владимиром Путиным руководителей регионов. «Пентиум», разумеется, стал первым заместителем однокашника, а с 2007 года – советником губернатора Красноярского края по экономическим вопросам.

Лев Кузнецов и Александр Хлопонин – давние друзья
Лев Кузнецов и Александр Хлопонин – давние друзья

Когда в 2010 году стало известно, что Хлопонин подает в отставку в связи с повышением − назначением на должность заместителя председателя правительства РФ и полномочного представителя президента в создаваемом Северо-Кавказском федеральном округе, никто в Красноярском крае даже не сомневался, кто станет его преемником. Конечно же, давний и верный друг Лев Кузнецов – кому еще можно было доверить регион, который за два хлопонинских губернаторских срока два товарища успели превратить в очень прибыльный бизнес? Так, в 2010 году «второй номер» Хлопонина «остался на хозяйстве» и стал губернатором края. «Пентиум» управлял регионом четыре года и даже собирался выдвинуть свою кандидатуру на второй срок. Но тут одно за другим начали всплывать старые дела, возникла угроза уголовного дела, и Кузнецов поспешил подать в отставку. Он возглавил созданное в тот же день Министерство по делам Северного Кавказа, снова став прямым подчиненным Хлопонина.

В общей сложности Хлопонин и Кузнецов руководили Красноярским краем 13 лет, с 2002 по 2014 год. За это время очень многие предприятия энергетической, деревообрабатывающей, лесной и других отраслей региона перешли под контроль структур их влиятельных друзей, Потанина и Прохорова (до 2007 года они выступали как единая команда и еще не затеяли дележ бизнеса). Первым, всего через 2 дня после инаугурации Хлопонина, вынужден был подписать соглашение о продаже 100% акций своей компании «Норильскому никелю» владелец ЗАО «Полюс» Хазрет Совмен. По словам источника, будущему президенту Адыгеи и раньше поступали предложения продать Прохорову предприятие, контролировавшее на тот момент 35% добычи золота в России. Совмен согласился расстаться со своим бизнесом лишь после того как ему прозрачно намекнули: спокойно работать и зарабатывать в Красноярском крае новый губернатор ему не даст. Шантаж удался: Совмен согласился уступить «Полюс» по цене в два раза ниже рыночной.

За помощь в расширении своей «империи» Прохоров отблагодарил друзей-однокашников не только в кулуарах, но и публично: в 2009 году новый собственник «Полюса» оформил прописку в крохотном северном поселке Еруда, чтобы платить налоги в бюджет Красноярского края.

Михаил Прохоров и Лев Кузнецов
Михаил Прохоров и Лев Кузнецов

Еще во время губернаторства Хлопонина Кузнецову дозволено было завести собственный бизнес. Тогда «Пентиум» прибрал к рукам ряд краевых предприятий, например, один из крупнейших в стране дорожно-строительных холдингов «Илан», строивший автодорогу «Амур» и выступавший субподрядчиком на строительстве космодрома «Восточный». В 2006 году в структуре холдинга было создано некое ООО «Трансмост». Контрольный пакет в нем принадлежал первому вице-губернатору Красноярского края Кузнецову, а оставшиеся 49% акций – собственнику «Илана» Юрию Марценко.

Став губернатором, Кузнецов передал свою долю Марценко в доверительное управление, а потом и в собственность, но от смены владельца этот бизнес не стал менее «губернаторским».

Марценко Юрий
Марценко Юрий

Зачем Кузнецову понадобилась собственная дорожно-строительная компания? Дело в том, что к 2006 году друг Хлопонин «выбил» у Москвы деньги на реализацию крупнейшего на тот момент федерального проекта освоения Нижнего Приангарья, подававшегося как пример частно-государственного партнерства. И выигрывать у корифеев рынка тендеры на строительство мостов и дорог в рамках данного проекта стал, конечно же, новичок − специально созданный для освоения этих денег «Трансмост». Так, в 2007 году конкурсная комиссия, в состав которой входили чиновники краевой администрации, регионального управления ФСБ, и КРУДора − госучреждения, управляющего дорогами Красноярского края, признала «Трансмост» победителем конкурса на роль генподрядчика строительства моста через Ангару. Созданная менее года назад по юридическому адресу КРУДора и вообще не имеющая опыта проведения подобных работ компания получила контракт на 4,68 млрд рублей, хотя конкуренты предлагали меньшую цену.

Региональное УФАС вмешалось в ситуацию и признало конкурсную комиссию виновной в нарушении законодательства о госзаказе: в результате махинаций с конкурсной документацией бюджет лишился около 500 млн рублей – такова была разница с ценой, предложенной омским «Мостовиком». Однако протест антимонопольщиков ничего не дал: конкурсная комиссия и во второй раз определила победителем «Трансмост», предложивший самую высокую цену.

Результаты работы компании Кузнецова в 2010 году по заслугам оценила Западно-Сибирская транспортная прокуратура, возбудившая уголовное дело по ч. 4 ст. 159 УК РФ (мошенничество, совершенное в особо крупном размере). Следователи установили, «что работы по устройству опор мостов субподрядчиком фактически не выполнены, а отраженные в документах приемки выполненных работ сведения не соответствуют действительности». При этом все деньги по актам выполненных работ перечислены вовремя и в полном объеме: «причиненный государству в результате завышения объемов выполненных работ и необоснованного перечисления бюджетных средств за невыполненные работы ущерб превысил 3 млн 650 тысяч рублей». Дело «Трансмоста» взяла на контроль Генеральная прокуратура РФ, но о результатах его расследования больше не сообщалось. По-видимому, все удалось «уладить» с помощью высокопоставленных друзей Хлопонина.

Хлопонин Александр
Хлопонин Александр

А спустя некоторое время краевое УФАС обнаружило, что КРУДор при строительстве дорог в Нижнем Приангарье перерасходовал в пользу «Трансмоста» 650 млн рублей. Главе КРУДора и по совместительству депутату регионального Заксобрания Сергею Зяблову светил грандиозный штраф в 1,3 млрд рублей. Но все снова закончилось ничем: решение регионального УФАС удалось обжаловать в арбитражном суде столицы, штрафа сумели избежать. Губернатор Кузнецов спокойно положил в карман «честно заработанные» бюджетные деньги и наверняка не забыл поделиться ими с дорогим другом Хлопониным, на тот момент уже трудившимся на Северном Кавказе.

Любопытно, что в ноябре 2014 года, когда Кузнецов только покинул регион, Марценко неожиданно погиб, катаясь на лыжах в Куршевеле. Бизнесмен ушел на прогулку в горы и не вернулся, его тело было найдено на следующий день у подножия скалы Гранд Рош. Странная смерть для опытного альпиниста, совершившего несколько восхождений на Памире и Тянь-Шане…

А «Трансмост» с переездом Кузнецова совсем зачах: уже через пару месяцев компания из-за срыва сроков потеряла контракты на строительство подхода к четвертому мосту через Енисей в Красноярске и возведение крупной транспортной развязки в краевом центре, были разорваны несколько контрактов в других регионах. В итоге кредиторская задолженность «Трансмоста» превысила 1 млрд рублей, и компания подала иск о признании ее банкротом. «Губернаторский бизнес» не смог выжить без своего истинного владельца.

Очень схожая история произошла и с другим прибыльным и «непыльным» бизнесом Кузнецова в Красноярском крае. В 2006 году «Пентиум» надумал прибрать к рукам доходный алкогольный рынок. Такая возможность как раз представилась: в январе 2006 года вступила в силу новая редакция закона «О госрегулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции», ликвидировавшая региональные марки контроля качества. На бутылки с водкой отныне запрещено было клеить что-либо, помимо федеральных акцизов. Кузнецов решил воспользоваться шансом и ввести собственную марку. На этот раз «Пентиум» решил действовать через Виталия Боброва – еще одного члена «северной команды» Хлопонина. В Норильске Бобров был директором и председателем Заполярного филиала «Норильского никеля», а перебравшись вслед за Хлопониным в Красноярск, стал его заместителем по вопросам природных ресурсов, промышленности и северных территорий.

Виталий Бобров
Виталий Бобров

Через Боброва Кузнецов еще в 2005 году распорядился создать некоммерческое партнерство «Енисейская алкогольная ассоциация», поставив во главе советника губернатора Валерия Анохина. Всем игрокам регионального алкогольного рынка предложили «добровольно» вступить в эту ассоциацию. Большая часть оптовых компаний по продаже алкоголя и компаний-производителей поспешили исполнить приказ, прекрасно понимая, от кого он исходит и чем чревато непослушание. Затем на совещаниях с участием первого замгубернатора Кузнецова было принято решение ввести в регионе систему добровольной сертификации алкогольной продукции. И члены «Енисейской алкогольной ассоциации» по указке Анохина послушно согласились с этим решением. На каждую произведенную или проданную в регионе бутылку крепкого алкоголя члены ассоциации обязались наклеивать марку «Гарантия качества» − якобы для того чтобы бороться с контрафактом. А розничным продавцам запретили покупать продукцию без наклеенной на нее марки «Гарантия качества». Пригрозили, что иначе обяжут клеить марки за свой счет, а если обнаружат необклеенную бутылку − сразу же приостановят лицензию на торговлю.

За кусочек бумажки оптовикам и производителям назначили «скромную» цену в 85 копеек. Жители Красноярского края на тот момент выпивали 5,8 млн декалитров алкоголя в год. Если вычесть пять копеек, которые стоило производство самой марки, получалась очень неплохая сумма – более 90 млн рублей в год.

Валерий Анохин
Валерий Анохин

На красноярском рынке, где все прекрасно знают правила игры, нашлось всего три компании, не захотевших «добровольно» вступать в ассоциацию и платить Кузнецову налог с каждой проданной ими бутылки алкоголя – «Дэстини-юнион», «ОКВ-Енисей» и «Кастор». Как и следовало ожидать, у непокорных сразу же начались проблемы. Договоры аренды муниципальных помещений с ними были расторгнуты под различными предлогами, возникли сложности с лицензированием, а надзорные органы «закошмарили» компании непрерывными проверками. В нарушение действующего законодательства магазины стали возвращать поставщикам товар, поскольку на нем не было марки «Гарантия качества». Свой отказ они объясняли тем, что не хотят ссориться с контрольными органами, приказавшими продавать алкоголь исключительно с краевой маркой. Анохин прозрачно намекнул директорам: все закончится, как только они вступят в «Енисейскую алкогольную ассоциацию» и начнут платить дань Кузнецову, как все остальные.

Бизнесмены еще не поняли, что времена свободного предпринимательства в стране подошли к концу, и поэтому пытались сопротивляться административному давлению. Они обратились с жалобой в региональный УФАС на «Енисейскую алкогольную ассоциацию» и в Совет администрации Красноярского края, принявший решение о создание системы добровольной сертификации. Ведомство возбудило дело о нарушении ст. 7 («Акты и действия органов исполнительной власти, направленные на ограничение конкуренции») и ст. 8 («Соглашения органов исполнительной власти, ограничивающие конкуренцию») закона «О конкуренции».

На рассмотрении дела Анохин заявил, что никто никого не принуждал, мол, даже члены «Енисейской алкогольной ассоциации» имеют полное право не клеить марки на свою продукцию. Анохин даже подал иск на УФАС в Арбитражный суд Красноярского края.

За время конфликта каждая из компаний понесла огромные убытки, теряя по несколько миллионов рублей в месяц. Поэтому в итоге генеральный директор ООО «Кастор» Владислав Майстренко и руководитель ООО «ОКВ-Енисей» Евгений Горай решили сдаться и отозвали свои заявления из УФАС. Анохин смилостивился над непокорными и согласился принять их в ассоциацию, выставив дополнительное унизительное условие: они опубликуют в СМИ открытое письмо, где признают, что марка «Гарантия качества» очень нужна и полезна краевому рынку. Майстренко и Горай вынуждены были публично покаяться в содеянном. Но и после этого Анохин разрешил выдавать им марки лишь через 20 дней – в наказание за бунт и для устрашения других членов «Енисейской алкогольной ассоциации».

Директор «Дэстини-юнион» Дмитрий Кезиков остался единственным заявителем УФАС, но дело не было прекращено. Оно развалилось, когда и Кезиков отозвал заявление. Предпринимателю пригрозили: если он этого не сделает, то, даже выиграв дело, никогда больше не сможет работать в Красноярском крае. Его ждут ежедневные проверки и отзыв лицензии, если не кое-что похуже. Кезиков был вынужден смириться.

«Гарантия качества» продолжала приносить доход Кузнецову почти 9 лет − до тех пор пока он не покинул Красноярский край. Уже в следующем году добровольная сертификация была отменена, «Енисейская алкогольная ассоциация» зачахла и потеряла почти всех своих членов. Без «Пентиума» созданная им система поборов работать не смогла.

Михаил Кузичев
Михаил Кузичев

За годы, проведенные в Красноярском крае, Кузнецов успел провернуть десятки, если не сотни махинаций, каждая из которых принесла многодетному отцу немалый доход. Одно из делишек вышло наружу за месяц до отставки красноярского губернатора. Если описывать вкратце, то ситуация следующая: выяснилось, что 6,2 млрд рублей из дырявого бюджета края были выведены в краевые госпредприятия – якобы для того чтобы подлатать ветхие коммунальные и электрические сети. Затем 5 млрд из целевых средств были переданы частному предприятию ООО «КРЭК», которое возглавлял тогда Василий Кузичев, сын вице-губернатора Михаила Кузичева.

Василий Кузичев решил найти бюджетным деньгам более разумное применение, чем ремонт каких-то там сетей: например, он приобрел компанию «Макпроф», принадлежащую двум кипрским офшорам Dochemioinvestments.Ltd и LiumelHoldings.Ltd. Кузичев купил «Макпроф», поскольку этой фирме принадлежало здание в центре Москвы, в котором на правах аренды находилось представительство администрации Красноярского края. Примечательно, что даже после покупки «Макпрофа» «КРЭК» продолжить выплачивать этой компании немалую аренду − 114 млн рублей в год.

Когда о хищении стало известно СМИ, разразился громкий скандал. Зашла речь о возбуждении уголовного дела, и Кузнецову пришлось спешно покинуть насиженное место. Через месяц он подал заявление об отставке и перебрался к Хлопонину, на Северный Кавказ. А друг-покровитель уже приготовил ему новое теплое кресло − министерское.

Читайте также

Лорес Вартанян

Как закрыли дело против ростовского сыщика Лореса Вартаняна

Ни в чем не виноватого российского сыщика обвинили в должностных преступлениях, но в ходе следствия ...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *